Органы пищеварения: функционирование, болезни

Болезни

Желудочно-кишечный тракт — это собственно говоря, невероятно сложный и остроумный конвейер, на котором пища поэтапно измельчается, перетирается, расщепляется на простые составляющие, всасывается в кровь и лимфу и в виде отходов выводится наружу.

Стенки различных отделов пищеварительного тракта устроены одинаково — каждая из них включает внутреннюю слизистую оболочку, подслизистую основу, мышечный слой и наружную (серозную) оболочку, которая состоит из соединительной ткани. Органы пищеварения, расположенные в брюшной полости (желудок, тонкий и толстый кишечник), удерживаются в подвешенном состоянии с помощью связок и специальных складок брюшины — брыжеек.

Странствия пищи в нашем организме начинаются со рта. Там она сразу же поступает в работу: измельчается зубами и смачивается слюной. Слюна не просто помогает проглотить то, что во рту: она подчеркивает вкус еды, а ее ферменты расщепляют углеводы. То есть, образно говоря, уже во рту пища превращается в полуфабрикат. Затем она попадает через — глотку и пищевод — в желудок, где перетирается его мощной мускулатурой до состояния пасты. Паста эта незамедлительно проходит следующий этап: «химическую обработку» желудочным соком, содержащим соляную кислоту и фермент, расщепляющий белки. Теперь химус — так отныне именуется бывший завтрак, или обед, или ужин — готов претерпеть дальнейшие изменения. Они жду его в тонкой кишке.

Тонкая кишка — это двенадцатиперстная, тощая и подвздошная кишки. Здесь, под действием панкреатического сока и желчи, поступающих в двенадцатиперстную кишку из поджелудочной железы и печени, а также кишечного сока, который вырабатывают железы тонкой кишки, процесс переваривания благополучно (или не очень, у кого как) завершается. Продукты расщепления всасываются стенками всех отделов тонкой кишки. Как изумительно хозяйственна природа, видно из того, что слизистая тонкой кишки образует множество складок и покрыта бесчисленными пальцевидными выростами — ворсинами, увеличивающими поверхность всасывания до 350 м2! То есть даром здесь не пропадает абсолютно ничего. Кишечные ворсины пронизаны кровеносными и лимфатическими капиллярами, впитывающими аминокислоты, глюкозу, соли и водорастворимые витамины. Отсюда они поступают в печень, а жирные кислоты и глицерин вместе с жирорастворимыми витаминами проникают по лимфатическим сосудам в общий лимфоток.

Все. Чистая работа выполнена. Остается черная, тоже, конечно, необходимая: утилизация отходов. Жидкая масса непереваренных остатков пищи проходит в толстую кишку, включающую слепую, ободочную и прямую кишки. Слепая кишка — карман, расположенный на месте соединения тонкой и толстой кишок -служит резервуаром для огромного количества кишечных бактерий, которые заняты расщеплением грубых растительных волокон на жирные кислоты (небольшая их часть всасывается стенками толстой кишки). Всем, что можно еще извлечь из отходов, занимаются слепая и следующая за ней ободочная кишка. В них происходит всасывание из «вторсырья» воды и электролитов (ионов натрия, калия, хлора).
Теперь осталась чисто механическая работа. Продвигаясь по толстой кишке, жидкие фекальные массы постепенно обезвоживаются, уплотняются и поступают в прямую кишку, откуда через анальное отверстие периодически выводятся наружу.

Трудолюбивая железа

Поджелудочная железа, в отличие, скажем, от пассивной толстой кишки, — орган весьма деятельный. Она производит два класса веществ: печально известный гормон инсулин, регулирующий уровень сахара в крови, и ряд ферментов, без которых главные компоненты пищи — белки, жиры и углеводы — не перевариваются. Интересно, что ферменты эти трудолюбивая железа поставляет с невероятной, необъяснимой щедростью — в десять раз больше, чем требуется. Поэтому не страшно, если большая часть этого органа будет удалена. Оставшегося кусочка вполне достаточно для нормального пищеварения.

И комбинат и кладовка

Печень — перерабатывающий химический комбинат в миниатюре. Она без устали снабжает организм всем ему потребным: печень синтезирует белки из аминокислот, изменяет состав жиров, превращает белки в жиры и углеводы, обезвреживает токсичные соединения, превращая их в безвредные.

Кроме того, печень — это хранилище (вроде амбара или кладовки с провизией), где складируются все виды питательных веществ. Особенно существенны для нас запасы углеводов. Поступающие в печень простые сахара хранятся здесь в виде гликогена и по мере необходимости снова высвобождаются в кровь. У печени есть свой подсобный заводик — желчный пузырь, где скапливается желчь. Этот густой секрет печени не что иное, как отходы ее жизнедеятельности подлежащие выведению из организма: продукты разложения белковых соединений, токсины отработанные лекарственные средства, избыточный холестерин и желчные пигменты. Но и у желчного пузыря есть собственный «бизнес»: без желчи невозможен процесс пищеварения, поскольку она содержит соли желчных кислот, помогающие ферменту поджелудочной железы расщеплять жиры.

Крайности сходятся

Клетки желудочных желез великие труженицы: каждый день они вырабатывают 2-3 литра желудочного сока. Для большинства из нас желудочный сок ассоциируется с соляной кислотой что, в общем, верно. Но есть в нем еще фермент пепсин, обладающий, как и кислота, сильным бактерицидным действием. Соляная кислота — главное наш дезсредство: в ней дружно погибают болезнетворные микробы попавшие в организм с пищей и носоглоточной слизью.

Если же кислотность в желудке снижена, картина прямо противоположная: патогенные микроорганизмы не только выживают, но и с хорошей скоростью размножаются. Поэтому летом, когда мы много пьем, желудочно-кишечные инфекции ходят за нами буквально по пятам: жидкость разбавляет желудочный сок, и он начинает терять свои бойцовские качества (защитные свойства).

Другая крайность — избыточная секреция соляной кислоты. Это грозит бедой, которая называется «самоперевариванием» стенок желудка — то есть разрушением слизистой с образование пептических язв.

Гремучая смесь

Ежедневно через анальное отверстие выделяется около 600 мл газов — они образуются в толстой кишке в результате расщепления сложных углеводов, которые содержатся в растительных волокнах. Специфический запах этим газам придают «душистые» углеводороды (индол, скатол, меркаптан и сероводород), но, между прочим, большую часть газовой смеси кишечника составляют газы без запаха — водород, кислород, углекислый газ и метан.

У каждого третьего из нас в толстой кишке циркулирует большое количество метана. В этом случае фекалии имеют низкую плотность и всплывают в воде. Но это — мелкая неприятность в сравнении со взрывоопасной ситуацией, которая может сложиться в кишечнике из-за того же метана: известны случаи взрыва кишечных газов во время удаления полипов толстой кишки электрическим скальпелем (как при скоплении природного газа в угольных шахтах).

Безобидный «червячок»?

Червеобразный отросток, аппендикс, расположен в нижней части слепой кишки. У одних людей он совсем короткий — два сантиметра в длину, у других достигает тринадцати сантиметров. Что, казалось бы, банальнее аппендицита, однако врачи до сих пор не пришли к единому мнению о причинах воспаления «червячка» — аппендикса.

Первую операцию по удалению аппендикса провел в 1883 году сельский врач Абраам Гровс. Деревенскому мальчику, жаловавшемуся на боли в нижней части живота, доктор прямо на кухонном столе вскрыл брюшину и, обнаружив причину его страданий — воспаленный аппендикс, тут же удалил его. После операции мальчик ожил, зато отец был недоволен: решил, что деревенский доктор не имел права подвергать ребенка такой опасности. Разгневанного отца поддержали, как ни странно, коллеги отважного эскулапа. Надо сказать, удаление аппендикса было не единственным достижением талантливого провинциала: доктор Гровс был первым, кто стерилизовал хирургические инструменты (кипячением) и использовал стерильные резиновые перчатки.

Кишечные паразиты

О существовании кишечных паразитов — гельминтов — люди знали испокон века. С точки зрения древнего человека, любую болезнь вызывал демон, проникавший в тело под видом червя. Поэтому первыми врачевателями гельминтозов были заклинатели злых духов — колдуны. Врачам Древнего Египта довелось ближе познакомиться с обитателями кишечника: бальзамируя тела сильных мира сего, они вскрывали им брюшную полость. Интересно, что, размышляя о различных недугах, медики древней цивилизации приписывали каждому из них собственного червя (попутно изобретая не существующих в природе). Но все же надо отдать должное египетским врачевателям: они располагали массой лекарственных средств для изгнания настоящих и воображаемых гельминтов.

Несмотря на то, что история изучения кишечных паразитов насчитывает тысячелетия, только в XX веке удалось создать научно обоснованную классификацию гельминтов и определиться с методами лечения гельминтозов.

Кстати говоря, нет ничего странного в том, что человек испытывал панический ужас при виде кишечных червей — и в наши дни падают в обморок, взглянув на десятиметровую «анаконду», изгнанную из собственного кишечника.

Добавить комментарий